Версия для слабовидящих
simakina-gi@filarm.ru Возврат эл. билетов
+7 846 207-07-16 отдел работы со слушателями
Весь сайт
Поиск
simakina-gi@filarm.ru Возврат эл. билетов
+7 846 207-07-16 отдел работы со слушателями
simakina-gi@filarm.ru Возврат эл. билетов
+7 846 207-07-16 отдел работы со слушателями
28 февраля 2017

Японская скрипачка с русской душой

Приглашение талантливых музыкантов – лауреатов исполнительских конкурсов - давняя традиция Самарской филармонии. На рубеже столетий на ее сцене проходил международный музыкальный фестиваль «Молодые звезды XXI века», ставший стартовой площадкой для многих завоевавших вскоре международное признание артистов. Достаточно назвать имена пианистов Дениса Мацуева и Александра Гиндина, виолончелиста Дениса Шаповалова, скрипачей Дмитрия Когана и Гайка Казаряна. Именно в Самаре многие из них впервые выступили с симфоническим оркестром, ощутили вкус успеха у публики.

Особенно желанные гости самарских подмостков - победители Конкурса имени П. Чайковского. Пианист Наум Штаркман - лауреат самого первого конкурса 1958 года, вспоминал, с каким трудом ему пришлось тогда пробираться на собственный концерт в оцепленное конной милицией здание местной филармонии.

Самарские меломаны и сегодня верны давней традиции. Вот почему с таким нетерпением они ждали выступление японской скрипачки Маюко Камио, ставшей в 2007 году обладательницей первой премии и золотой медали XIII Международного конкурса имени П. Чайковского.

Особый интерес к этому концерту был связан и с тем, что в Самаре хорошо знакомы с творчеством еще одного фаворита этого же конкурса санкт-петербургского пианиста Мирослава Култышева, ставшего супругом Маюко.

Маюко Камио играла в сопровождении академического симфонического оркестра Самарской филармонии, за пультом которого в этот вечер был тоже гость Самары – главный дирижер Ростовского музыкального театра Андрей Аниханов. Этот гостевой тандем, очевидно, не случаен: маэстро является приглашенным дирижером New City Symphony Orchestra Tokyo.

Программу концерта составили сочинения немецких композиторов, объединенные общим настроением покоя и умиротворения и призванные погрузить слушателей в ауру безмятежной созерцательности и светлых идиллических чувств. Прозвучали Шестая - «Пасторальная» симфония Людвига ван Бетховена и сюита вальсов из комической оперы Рихарда Штрауса «Кавалер розы», как бы настоенной на традициях венской бытовой музыки.

Но «гвоздем» программы, конечно же, стал знаменитый концерт для скрипки с оркестром ми минор Феликса Мендельсона, который, по признанию Маюко, является одним из ее самых любимых произведений. Первые же такты музыки буквально заворожили невероятно трепетным, проникновенным звучанием скрипки. И таким оно оставалось на протяжении всего концерта, при исполнении которого для большей выразительности Маюко Камио ни разу не прибегала к какими-либо эффектными внешним приемам, к тому, что принято называть игрой «на публику». Ее игра порой напоминала, образно выражаясь, искусное скольжение по лезвию бритвы, настолько воздушным, невесомым, буквально истаивающим в пространстве был звук инструмента. При этом при абсолютной технической свободе артистке не свойственны ни расслабленность, ни инфантильность. Напротив, ее отличают ярко выраженное волевое начало и столь мощный энергетический посыл, что нужный характер звука иногда воспринимается в большей степени как результат некого «программирования», нежели душевного порыва. По требованию публики Маюко сыграла на бис Каприс №24 Никколо Паганини, еще раз подтвердив безупречное владение инструментом и способность преодолевать любые технические сложности.

После концерта – интервью с Маюко Камио.

- Что побудило вас, Маюко, в четыре года взять в руки скрипку?
- Мои родители не являются музыкантами, но музыка в нашем доме звучала всегда. Вначале я занималась на фортепиано, однако это мне не очень нравилось, и тогда мне посоветовали попробовать играть на скрипке, и это мне сразу пришлось по вкусу.

- У себя на родине и за рубежом вы получили прекрасное музыкальное образование. Кого из своих педагогов вам хотелось бы выделить особо?
- В тринадцать лет по окончании в Токио Toho Gakuen School of Music я уехала в США, где занималась в Джульярдской музыкальной школе в Нью-Йорке. Затем я окончила Высшую школу музыки и театра в Цюрихе, в классе Захара Брона. Семь лет занятий у Брона дали мне очень много. Это самая лучшая в мире русская исполнительская школа. Кстати, русские корни имеет и Джульярдская школа. С каждым годом я все больше влюблялась в скрипку. Может быть, потому, что скрипачем-любителем был мой дедушка, которого недавно не стало. Кстати, внешне он был очень похож на Яшу Хейфеца.

- Вы рано начали участвовать в исполнительских конкурсах. Какой из них считаете для себя самым главным?

- В 1998 году в возрасте двенадцати лет я заняла третье место на конкурсе скрипачей имени Иегуди Менухина, затем была первой на конкурсе в Монте-Карло и на проходившем на Украине Конкурсе имени Давида Ойстраха. Самым же главным своим достижением считаю победу на XIII Конкурсе имени П. Чайковского 2007 года. По правде говоря, мне не очень нравилось выступать на конкурсах. Да и по мнению моих преподавателей, я была нестандартной конкурсанткой, так как играла и держала себя излишне arrogant – самоуверенно, что не по вкусу членам жюри.

- Тот Конкурс Чайковского стал для вас поистине судьбоносным.

- Очевидно, вы имеете в виду мое знакомство с Мирославом Култышевым. Это произошло спустя полгода после окончания конкурса на гала-концерте его лауреатов в Японии. Мы полюбили друг друга и поженились. Россия стала моей второй родиной. Мне здесь очень комфортно. Нравятся люди в России. Они приветливы, доброжелательны, всегда готовы помочь. Мы живем в Санкт-Петербурге, нашему сыну два года. У него два имени: русское Артур и японское Морихару. Когда мы с мужем на гастролях, он остается на попечении бабушки – мамы Мирослава. Но часто беру малыша с собой, он уже был в Америке и, конечно, в Японии.

- Музыка каких композиторов вам, Маюко, особенно близка?

- Прежде всего - русских. В Японии вообще в русской музыке души не чают. Считаю, что ее исполнение мне удается лучше всего. При этом предпочитаю играть в большой компании - с оркестром. Когда играю соло, на сцене мне как-то одиноко. Исключение – совместные выступления с мужем-пианистом. Прошлой осенью у нас было одиннадцать концертов в Японии.

- В каких российских городах вы побывали на гастролях?

- Выступала в Москве, Санкт-Петербурге, Казани, Новосибирске, Хабаровске. Рада, что во второй раз приехала в Самару. Я играла на дорогом для меня инструменте моего дедушки. Конечно, это не Страдивари и не Гварнери, но звук у этой скрипки благородный и глубокий. Это оценила самарская публика, которой я благодарна за теплый прием.

Текст: Валерий Иванов для газеты «Музыкальный Клондайк» №2, 2017