Уже в продаже билеты на концерты Международного фестиваля искусств! Подробнее
Версия для слабовидящих
+7 846 207-07-13 касса
+7 846 207-07-16 отдел работы со слушателями
Весь сайт
Поиск
+7 846 207-07-13 касса
+7 846 207-07-16 отдел работы со слушателями
+7 846 207-07-13 касса
+7 846 207-07-16 отдел работы со слушателями
21 сентября 2017

Кто последний в очередь за автографами к русскому пианисту?

Так сложилось, что две огромные державы, Россия и Китай, всегда с огромным интересом обращали друг на друга свои взоры. Мы часто склонны судить о Китае по себе, подходить к нему со своим аршином. В частности, это относится и к критике по поводу кустарного производства в Поднебесной. Но Китай давно обогнал Россию во многих технологиях и жарко дышит в затылок нашим достижениям, в том числе, в сфере музыкальной культуры и образования. Да, китайцы продолжают копировать то, что считают лучшим в мире. И они без устали учатся всему самому передовому и прогрессивному. С трепетом впитывают то, что было для них непонятно и недосягаемо многие десятилетия. Китай стремится накопить духовный и образовательный капитал. Он движется по пути к экономике, основанной на знаниях. Сегодня, к примеру, уровень грамотности среди взрослого населения КНР достиг 95%, а 15-летние учащиеся из Шанхая недавно были признаны лучшими в мире по математике и чтению.

В конце лета в Китае побывал Сергей Николаевич Загадкин - заслуженный артист России, солист Самарской Филармонии, пианист, профессор СГИК. Это не первая его поездка в Поднебесную. Но с последнего его визита в 1993 году очень многое изменилось… В этот раз Китай встретил музыканта горячо в прямом смысле слова. +42 градуса по Цельсию. В планах профессора было посетить 5 городов, дать 2 сольных концерта и огромное количество мастер-классов для китайской молодежи.
Продюсер Чао, пригласивший маэстро в Китай, сразу в аэропорту Шанхая предупредил музыканта – первый город, где будет работать Сергей Николаевич, – Чан Тяган, небольшой – всего 4,5 миллиона человек… Там работает линия по производству кабинетных роялей «Essex», созданных по системе «Steinway & Sons». Эта компания содержит на своем балансе музыкальные школы, ведь государственных музыкальных школ в Китае нет. Музыкальные школы в КНР есть только при крупных колледжах и университетах. А желающих учиться музыке, в частности, игре на фортепиано, – хоть отбавляй. Потому на мастер-классах маститого российского пианиста было огромное количество людей самых разных возрастов – и младшие школьники, и молодежь 17-25 лет.

Взрослые ученики играли солидные фортепианные произведения – Прелюдии Рахманинова, Ноктюрны Шопена. Но уровень их исполнения был достаточно слаб. Сергею Николаевичу предстояло за короткий срок дать им максимальное количество знаний. Самарский музыкант поинтересовался у продюсера, почему ученики играют так, будто только недавно сели за инструмент. Ответ удивил пианиста. Оказывается, чтобы сегодня поступить в любой университет Китая, необходимо набрать 600 баллов, а если абитуриент играет на каком-либо музыкальном инструменте, ему достаточно набрать 300.

Чао подчеркнул, что в Китае сейчас в первую очередь обращают внимание не на спортивную подготовку, а на духовное и культурное развитие. Китайцы заметили, что любители классической музыки отличаются устойчивостью психики, умением концентрировать внимание, высоким уровнем нравственности, морали и интеллекта. Также китайцы считают, что музыка играет огромную роль в политической жизни страны, способствует единению нации, ее духовному обогащению.

Предыдущий большой опыт работы Сергея Николаевича Загадкина в Японии, где он провел 400 мастер-классов для 200 студентов и аспирантов, помог ему и в китайском «музыкальном марафоне». Хотя график работы музыканта был перенасыщен – три дня по 10 мастер-классов в пяти разных городах с утра и до позднего вечера. Некоторые учащиеся ездили за профессором из одного города в другой, чтобы позаниматься с русским педагогом несколько раз.

Сергей Николаевич посетовал, что слишком много времени приходилось уделять трапезе. Оказывается, китайцы тратят на еду значительно больше времени, чем мы. Три приема пищи в день, каждый по 2 часа – непривычный для россиян режим. Рассказ музыканта о количестве блюд и кушаний на обеде напомнил мне сюжет из русской истории, как Иван Грозный потчевал заморских послов. 78 блюд бесконечного пиршества, отказаться от которого было смерти подобно, обычно заканчивались для иноземцев потерей сознания от переедания… Но Сергей Николаевич не лыком шит! Музыкант, которой с легкостью штудирует опусы Бетховена, Листа и Рахманинова, испытание яствами выдержал достойно.

Практически, не имея после продолжительных обедов свободного времени, он смог без репетиций дать два блестящих сольных концерта. Сначала в городе Чан Тяган, а на следующий день – в городе Фуян. Это тоже небольшой по меркам Китая город, население которого составляет всего 8 миллионов человек (в то время как в Шанхае проживает около 28 миллионов человек). Однако, как отмечает Сергей Николаевич, в этих городах не видно давки и пробок. Решают проблему многоуровневые надземные и подземные трассы.

Программа, которую музыкант исполнял на клавирабендах, представляла собой широкий срез русской фортепианной литературы: «Картинки с выставки» М.Мусоргского, Прелюдии из опуса 23 и опуса 32 С.Рахманинова, Этюды А.Скрябина, «Думка» П.Чайковского. В залах был полный аншлаг. На концертах присутствовало очень много детей, так как все семейные пары привели с собой своих чад. И ребята вели себя образцово-показательно. После выступления весь зал вышел чествовать русского артиста. К музыканту выстроилась целая очередь за автографами…

Такой триумфальный прием был не только на концертах пианиста. Во всех городах Сергея Николаевича принимали как персону Гранде. «Для музыканта Китай сейчас – самая благословенная страна, – отмечает пианист, – В Европе все очень сложно, трудно устроиться на работу, трудно поехать туда из-за всевозможных санкций. Поэтому сегодня очень многие российские музыканты стали работать в Китае».

Сергей Николаевич говорит, что на последних европейских фортепианных конкурсах стало заметно – китайцы играют теперь более выразительно, эмоционально, с размахом. Никто уже не называет их «швейными машинками», как 20 лет назад. Конечно, во многом возможности профессионального музыкального роста расширились благодаря распространению сети Интернет, но огромную роль в повышении уровня образования китайских музыкантов сыграли российские педагоги. И хотя китайская фортепианная школа пока только формируется, развитие это идет стремительно.

Россия для Китая – друг и сосед. Китайцы очень любят не только русскую культуру, русскую музыку, но и вообще любят русских. Китайцев, правда, поражает, почему в России такие контрасты? И все, что они знают о России, они пытаются объяснить одной фразой: «Потому, что там холодно». В России много пьют – потому, что там холодно. В России много полных людей – потому, что там холодно. В России самые талантливые и темпераментные музыканты – потому, что там очень холодно…

Текст: Юлия Шумилина