Версия для слабовидящих
simakina-gi@filarm.ru Возврат эл. билетов
+7 846 207-07-16 отдел работы со слушателями
Весь сайт
Поиск
simakina-gi@filarm.ru Возврат эл. билетов
+7 846 207-07-16 отдел работы со слушателями
simakina-gi@filarm.ru Возврат эл. билетов
+7 846 207-07-16 отдел работы со слушателями
19 ноября 2020

«Лестница в небеса»

18 ноября 2020 г. в концертном зале Самарской филармонии в рамках программы Министерства культуры РФ «Всероссийские филармонические сезоны» с огромным успехом прошел концерт «Лестница в небеса» арфиста-виртуоза, композитора, эксклюзивного артиста итальянского Арфового дома Salvi Harps, приглашённого солиста Большого театра - Александра Болдачёва и Камерного оркестра Самарской филармонии «Volga Philharmonic».

В программе вечера прозвучали произведения К.Дебюсси, М.И.Глинки, Я.Сибелиуса, Ж.-М.Дамаза, Попурри на темы «Dies Irae» Дж.Верди и «O Fortuna» К.Орфа для струнного оркестра, ударных и арфы; переложения Дж.Пейджа («Led Zeppelin») - «Лестница в небеса» для струнного оркестра, ударных и арфы, Дж.Уильямса - «Звездные войны» для струнного оркестра, ударных и арфы, а также сочинение самого Александра Болдачева - «Припять» для арфы соло.

Александр Болдачев рассказывает: «Арфа в представлении многих людей не только в России, но и во всем мире, а я гастролировал в 40 странах мира, это какой-то волшебный инструмент, на котором нежно играет девушка в длинном платье. 25 лет я играю на арфе и пытаюсь сломать этот стереотип. Обществу нужно, чтобы ломались стереотипы, чтобы человек мог сам делать свой выбор, менять свое мнение – это очень важно. Поэтому сегодня арфа предстанет абсолютно в другом амплуа - будут звучать и классические произведения, написанные для арфы, и неклассические. Для меня арфа – это большой эксперимент. Каждый день я ищу новые возможности, придумываю новые проекты, делаю обработки, чтобы, в первую очередь, продвинуть этот инструмент в массы, и за счет него изменить самих слушателей.

В 5 лет я начал играть на рояле, моя мама хотела, чтобы я пошел учиться в хоровую академию. Но в моей жизни случайно появилась арфа - меня посадила за нее профессор консерватории Ася Агасьевна Варосян. И уже через два месяца я был на сцене вместе с арфой. Сергей Михайлович Слонимский написал тогда для меня произведение – «Рождественские звоны», и я начал его играть. Арфа сразу оказалась моей профессией, частью моей жизни. А уже окончательно я понял, что это – мое, пять лет назад, ведь в пятилетнем возрасте этого еще не осознаешь. В 15 лет я уехал учиться в Цюрих, потому что я сам этого очень сильно захотел, а вовсе не из-за того, что моя мама профессор консерватории. Она-то как раз этого не планировала! Я поехал учиться в Швейцарию потому, что меня туда приняли. А уже в 25 лет, когда я закончил Академию в Цюрихе, я задумался о том, что я хочу делать. И, к счастью, тогда из Швейцарии я попал в Москву работать в Большом театре. Начались мои концерты в самых разных странах мира… Конечно, это абсолютно другая жизнь. Это увлекло меня. Последние пять лет я даже забыл, что такое отдых или каникулы. Я постоянно работаю, чтобы все успеть создать, ведь я не только пишу музыку, но и делаю всевозможные переложения, создаю новые программы.
Программа концерта в Самаре задумана так, чтобы представить как можно разнообразнее и ярче не только саму арфу, как музыкальный инструмент, но и музыку вообще. Моя задача показать в этой программе, что искусство и культура – не разделимы. Если «Depeche Mode» написал красивую композицию, то я буду играть ее в филармонии, потому что я хочу поделиться этой музыкой со многими людьми.

Находясь на всеобщем карантине, я написал вместе с Сергеем Нестеровым 15 обработок для арфы, струнного оркестра и ударных. Туда вошли пять классических произведений, пять рок-композиций и пять композиций из синематографа. Некоторые из этих композиций сегодня впервые прозвучат на сцене. А поводом для сочинения произведения «Припять», которое я написал, послужило множество недавних событий – экологических и техногенных катастроф в Норильске, на Камчатке, во Владимире… Родилась такая идея – дать музыкальную надежду, что люди все-таки научатся признавать свои ошибки хотя бы после катастроф. Я на это очень надеюсь».