Успейте приобрести Абонементы нового концертного сезона 2019-2020!!! Подробнее
Версия для слабовидящих
+7 846 207-07-13 касса
+7 846 207-07-16 отдел работы со слушателями
Весь сайт
Поиск
+7 846 207-07-13 касса
+7 846 207-07-16 отдел работы со слушателями
+7 846 207-07-13 касса
+7 846 207-07-16 отдел работы со слушателями

Сергей Загадкин: «Музыка - это что-то вроде религии…»

Сергей Загадкин — самарский пианист, профессор. Судьба музыканта оказалась связана с филармонией, здесь состоялись его первые концерты с оркестром. Так же, как и у его детей, которых он называет не иначе, как Сашка, Ольга, с огромной теплотой вспоминает о своих учениках, называя их так же просто, по домашнему. Самарская филармония в этот году отмечает 75-летие, но больше чем 75 насчитывает музыкальная династия семьи Загадкиных.

Текст: Татьяна Богомолова

- Что для вас и для вашей семьи филармония?
- Мои первые детские воспоминания связаны с филармонией. Помню, как меня водили на «Петю и Волка» Прокофьева. Здесь же был кинотеатр, где мы смотрели «Джунгли», «Маугли»… И филармония была практически вторым домом, поскольку здесь работал отец. Они с мамой приехали после окончания Горьковской консерватории и остались.... Мама - Магдалина Николаевна преподавала в училище – она пианистка, а также играла в филармонии. Потом и я начиная с 15 лет каждый год играю с филармоническим оркестром…

- Ваш отец Николай Михайлович больше сорока лет являлся концертмейстером оркестра.
- Да. Я сейчас редко хожу на симфонические концерты. Мне не хватает звучания его скрипки, которая всегда выделялась в оркестре. Он, конечно, был настоящий концертмейстер, настоящий скрипач. Отец закончил курс у профессора Португалова, известного в свое время скрипача. Он долгие годы возглавлял симфонический оркестр. Ушел из филармонии в 76 лет, но продолжал преподавать в академии, сейчас это уже институт.

- В Самаре много его учеников?
- Половина самарских оркестров - это его ученики. В оркестрах филармонии и театра оперы и балета сегодня играют его воспитанники, включая концертмейстеров - Татьяну Казакову и Ирину Смолякову, Семен Меерсон - концертмейстер филармонического оркестра Нидерландского радио.

- Ваша дочь, Ольга, также училась у него?
- Да, она его ученица. Талантливая скрипачка, сейчас она играет в группе концертмейстеров оркестра Самарского академического театра оперы и балета.

- Музыкальная династия Загадкиных началась с вашего отца и матери?
- Нет, она началась раньше. Моя бабушка окончила музыкальный техникум. Прежде так называлось училище. И бабушка, и мама были пианистками. И сын – пианист. Так же, как и я, он окончил институт имени Гнесиных в классе профессора Аркадия Севидова. Мне представляется это мистическим. Дело в том, что в Гнесинку мы пришли вместе с Аркадием Севидовым в один год. А ушел он из института после того, как выучил Сашку. Севидов сейчас преподает в консерватории, а Сашка выходит на звание доцента. Играет, но, к сожалению, у нас нет возможности давать много концертов. В Самаре пианистов не очень жалуют… Помню, мне еще говорили: «Что ты! Шесть фортепианных концертов в год - это очень много!». Но так получилось, что я два года жил в Японии, в префектуре Нишиномия - это город на триста- четыреста тысяч человек - там каждый день дают по два-три фортепианных концерта. И это нормально.

- Возможно, проблема в залах?
- Как солист филармонии я езжу по городам области и могу сказать, что есть очень хорошие залы в школах, клубах, а вот с инструментами тяжело. Недавно были в Октябрьске, первое отделение сыграли, и инструмент совершенно расстроился. Как бы они его ни берегли, у всего есть свой срок.

- Сколько концертов в год сейчас вы играете?
- В этом году где-то шесть концертов было по области. А в прошлом и позапрошлом я ездил на гастроли в Австрию. В пригороде Вены - шикарный старинный замок с огромным концертным залом. Мы ездили вместе с женой. Вероника Петровна - заведующая фортепианным отделением в Самарской музыкальной школе № 2. В один из дней она обратила мое внимание на молодую девушку, которая что-то там бегала, улаживала. Ей показалось, что именно эта девушка здесь главная, но я в этом засомневался. А по окончании гастролей на банкете нам ее представили. Оказалась, что это графиня – владелица замка и концертного зала. Несколько лет назад с сольной программой я выступил на международном фестивале Armonie sotto la rocco в Италии. В этом же фестивале принимали участие такие прославленные музыканты, как Мстислав Ростропович, Елизавета Леонская, Григорий Соколов, камерный оркестр «Солисты Москвы» под управлением Юрия Башмета, оркестр Musica Viva под управлением Александра Рудина. Память об этом фестивале, конечно жива и по сей день…

- В Японию вы больше не возвращались?
- В Японию в этом году вновь приглашали, но для них естественно, что дорогу и гостиницу оплачивает вуз, в котором я работаю. И они не понимают, что может быть иначе. Что касается японцев, то хочется сказать - у них блестящее образование, хотя музыкальных школ вовсе нет. Только частные уроки или школы при университетах и при студиях Yamahа. Но при этом каждый японец к окончанию школы должен уметь играть на двух инструментах. Один - инструмент симфонического оркестра, другой - народный . Это входит в школьную программу. К сожалению, у нас уроки пения оставляют желать лучшего… Хотя и огромное количество музыкальных школ, их более 30 только в городе. Плюс замечательная школа в Похвистневе, это моя самая любимая точка на карте Самарской области. В Отрадном музыкальное образование хорошо поставлено, в Чапаевске есть хорошие школы, в Новокуйбышевске, словом, есть жизнь. В Тольятти сложная ситуация с консерваторией, а вообще, дети в Тольятти очень хорошие. К сожалению, многие, выучившись, уезжают…

Я помню, меня попросили написать статью о том, что нужно для того, чтобы стать музыкантом. Так вот, к сожалению, для того, чтобы стать музыкантом, надо иметь богатых родителей. У меня есть очень талантливые ученики, которых я не могу вывезти на конкурс. В мое время направляли от училища, сегодня все затраты ложатся на родителей. Но некоторые девчонки сами ездят, те, кто уже работают. Не знаю, как только они все успевают, но я на них смотрю, и сердце радуется. Как они это все могут? Я бы не выдержал.

- А много учеников, за которых сердце радуется?
- Самый мой первый ученик – Павел Назаров – солист филармонии. А вообще, все лауреаты международных конкурсов, все учатся, не видя впереди никакой перспективы, работают с полной отдачей. Как и мы в свое время, но мы-то знали буквально в деталях наше будущее, что будет уважение, будут зарплаты, пусть небольшие, но достойные. Не как сейчас... Перед нашей встречей звонила Наташа Хубеева - прошла во второй тур конкурса Шопена в Санкт-Петербурге. Другая моя ученица Васина Маша недавно вернулась из Казани с лауреатством. Так что жизнь идет…

- Может быть, в заключение разговора еще что нибудь позитивное?
- Есть люди, которые выбирают своей профессией музыку, несмотря на то, что не видят перед собой никакой перспективы. Я их очень уважаю. Думаю, это что-то вроде религии…

Для справки: Сергей Загадкин - Заслуженный артист России, солист Самарской филармонии, председатель самарского отделения EPTA-Russia, профессор. Сотрудничал с такими дирижерами, как Геннадий Проваторов, Александр Ведерников, Андрей Борейко, Павел Ядых, Александр Скульский. Участник многих международных фестивалей. Инициатор, художественный руководитель и участник международных музыкальных фестивалей «Пять вечеров у рояля», «32 сонаты Бетховена» (2001), «Посвящение Рахманинову» (2003). Член жюри международных конкурсов пианистов в Италии, Японии, России, Украине, Австрии. С 2004 года является председателем самарского отделения Европейской ассоциации педагогов-пианистов (Europian Piano Teachers Association).Член Международного Объединения «Искусство и образование XXI века». С 2006 года- приглашенный профессор Кобе-Колледж (Нишиномия, Япония).